Новости
24 августа 2017, 21:48

«Не талантом, а “человечностью”…

... надо писать, прямым чувством жизни», – эти слова Андрея Платонова, своего земляка, Вадим Кулинченко цитирует в рассказе о подвиге командира атомной подводной лодки Всеволода Бессонова, получившего звание Героя Советского Союза посмертно. Так и сам Кулинченко, активист микрорайона Купавна, пишет только о том, что было и что осталось в его памяти. Публицистические статьи, очерки, эссе, рассказы – более тысячи публикаций на разные темы. Но морская тема ближе всего, ведь он офицер-подводник, кстати сказать, с выслугой 52 года.

Публицистикой Вадим Кулинченко увлекся после выхода в запас в 1987 году. На все, что происходит в микрорайоне, городе, стране у него свой критичный взгляд. Наверное, это характер, воспитанный в советское время. А война сформировала острое чувство справедливости.

«ДЕТСКАЯ ДУША ВПЕЧАТЛИТЕЛЬНА…»

Он помнит себя с лет семи. Об этом рассказ «Война моего детства».

«Себя я помню с момента оккупации Острогожска гитлеровцами. Те страшные четыре года сломали бесчисленное количество человеческих судеб, в том числе и детских... Моя мама, Анна Леонтьевна, в возрасте 27–28 лет испытала тягости, чего и врагу не пожелаешь. На ее руках были мы с братом (мне 7­й год, брату 3­й на начало войны), отец Тимофей Афанасьевич, инвалид, получивший тяжелое ранение под Ленинградом, старики­родители – за всех она была в ответе. Отец три месяца был без сознания, полгода не разговаривал, потерял грамотность».

Вадим Кулинченко вспоминает о двух днях, когда маму держали в машине­душегубке и о множестве других случаев, когда семья была на краю гибели, но «все обошлось». Детям особенно тяжело было переносить голод.

«Последствия войны с ее постоянным недоеданием продолжались и после Победы. Это особенно ощущал детский растущий организм. Поесть вдоволь хлеба было постоянным желанием. Мало кто помнит сегодня голод 1946–1947 гг.: провинция тогда снова выручала страну».

Тогда все старались, чтобы дети учились. В 1943 году Вадима приняли в первый класс.

«Помню, как я шел в школу в 1­й класс: мама несла стол, а я табурет. В школах не было никакой мебели, кроме классной доски, поэтому ученики приходили со своими столами и стульями – непременное условие принятия в школу. Тетрадей не хватало, писали на газетах между строк, а вместо чернильниц­неразливаек использовались всякие баночки, поэтому кругом были чернильные пятна. В школах процветала тогда игра в металлические перышки для ручек, они были разных форм – с носиками и без. С нами, 7–8­летними, учились и более взрослые дети, 14–15 лет.

В школе мне трудно давался русский язык, по слогу все сочинения шли на отлично, а вот ошибки… Незабвенная Татьяна Ивановна Скворцова, зная мою заветную мечту, часто говорила: «Вадим, не станешь ты адмиралом, пока не научишься писать без ошибок!»

ПОДВОДНИК – ПРОФЕССИЯ СМЕЛЫХ

«Я со своими друзьями с детства грезил морем, не знаю, почему, наверное, под влиянием книги Новикова­Прибоя «Цусима», которая стала первой моей личной книгой, которую я выменял за самые дорогие для меня вещи. Мы попытались поступить в среднюю мореходку после 7­го класса…»

Для детей войны учеба была роскошью, к ней стремились. Они рано созрели, в том числе и для труда. О службе на Северном флоте, которому он посвятил 22 года, Кулинченко пишет в книге «Тайны подводного шпионажа…». В 1958 году начал службу на флоте командиром торпедной группы средней подводной лодки «С­344» проекта 613.

«Лодки этого проекта в нашем послевоенном подводном флоте стали тем, чем во время войны был средний танк «Т­34», легендарная тридцатьчетверка для танковых войск. Фактически 613­й проект стал основой, из которой вырос весь наш послевоенный подводный флот, в том числе и атомный.

В 1962 году был назначен командиром БЧ­3 (минно­торпедной боевой части) на крейсерскую (большую) ракетную, но дизельную подводную лодку «К­72» 629­го проекта, с которой в 1965 году ушел на строившуюся атомную ракетную лодку с крылатыми ракетами (ПЛАРК) «К­131» помощником командира. На «К­131» я совершил несколько боевых служб (автономок), пережил столкновение в подводном положении в Баренцевом море, участвовал в Арабо­израильской войне 1967 года, находясь в Средиземном море. За что и считаюсь и ветераном боевых действий. После учений «Океан­70» командование Флотилии подводных лодок обнаружило у меня «штабной талант», и мне предложили службу в штабе Северного флота».

«ВОЙНА МОЕГО ДЕТСТВА»

Его первая серьезная статья была опубликована в «Подмосковной неделе» в 1989 году. В начале 90­х, когда на тему судеб детей войны говорили мало, Вадим Тимофеевич начал рассказывать о своем военном и послевоенном детстве.

«Помню, как немецкие солдаты, подманив нас конфеткой, бросали ее в нашу стайку 7–8­летних пацанят, а потом хохотали во всю пасть, смотря, как мы боролись за нее… Пребывание на оккупированной территории долго икалось для детей военных лет и после нашей Победы. Пришло время поступать в институты и училища, и мы были вынуждены отвечать на позорную графу анкеты – был или не был на оккупированной территории. Страна делила своих детей на два сорта, подозревая тех, кто испытал вражеское рабство, в чем­то неблаговидном. Не унизительно ли это?»

«ПУБЛИЦИСТ»

Или «обыватель» – зачастую так он подписывает тексты. Сейчас он работает над историческим календарем, делает рецензии на книги современных авторов и зарисовки из прошлого. Вадим Тимофеевич считает, что надо писать так, чтобы было читаемо: «Я сначала напишу от руки, потом раза три вычитаю, потом начинаю печатать. И то выискиваю неточности, слова переставляю – вот тогда получается…»

Картофель, яблоки, хлеб. С ностальгией он вспоминает о том, как все это было натурально, дешево и вкусно тогда, во времена СССР. Он пишет о «странной экономике» и «импортозамещении», в результате чего яблоки уже не имеют запаха, а картошка стоит дороже яиц. Он «поет оду картошке»: с детства он «влюблен в картошку», благодаря лепешкам из картофельных очисток и выжили в войну. А картошку они с женой любят до сих пор – в любом виде. С уважением пишет о русской печи и как правильно приготовить домашний хлеб. К хлебу в семье особое отношение.

Война наложила и другие привычки, например ничего не выбрасывать. Он хранит старые газеты с публикациями и зачем­то даже черновики. Но и в этом, как оказалось, есть свой плюс. «Недавно нашел у себя «Российскую газету», – со смехом рассказывает Вадим Тимофеевич. – Полистал и написал о материалах газеты 10­летней давности. Это же интересно! Это целая тема!»

Что значит перепутать одну букву в слове, он знает на примере своей семьи. Это любопытная семейная история: все под фамилией Куличенко, а Вадим – Кулинченко. Это разночтение выяснилось только во время проверки брата, когда его завербовали в КГБ, а Вадим в это время уже был капитан­лейтенантом, имел семью. Документы исправлять было поздно. Но, как потом выяснилось, дед по церковным книгам тоже Кулинченко, поэтому фамилия Вадима Тимофеевича соответствует родовой. А значит родовая память сохраняется.

Вадим Кулинченко – капитан 1 ранга в отставке, ветеран-подводник. Создатель Совета ветеранов в микрорайоне Купавна. Родился в 1936 году в городе Острогожске Воронежской области. Окончил Высшее военно-морское училище подводного плавания (1-е Балтийское училище Ленинграда). Лауреат журналистских и литературных конкурсов по военно-патриотической тематике. Имеет публикации в журналах «Литературная Россия», «Аврора», «На русских просторах», «Родная Ладога», в газетах «Подмосковная неделя», «Московская правда», «Слово», «Факт», «Городской вестник».

Инна СЕРЕГИНА

Фото автора

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg